Окрестности >> Джанхот  

"Нечто вроде корзины, наполненной густой зеленью", - назвал в свое время писатель В.Г. Короленко ущелье, в котором расположен Джанхот.

"Джанхот" - в переводе с адыгейского языка, -"счастливчик, рожденный в сорочке". Этот хутор представляет собой малоизвестный уголок юга России. О нем если где-то и упоминается, то как о курортном местечке черноморского побережья, рядом с которым находится музей-дача известного писателя Короленко.

Если стоять лицом к Черному морю, то по левую сторону Вы можете увидеть гору святой Нины - название, связанное с канонизированной святой, которая пришла проповедовать христианство в Грузию по жребию, выпавшему на долю матери Иисуса Христа. Святая Нина проповедовала в трехсотом году от рождества Иисуса Христа. Спустя столетия в местечке "Джанхот" снова появилась женщина по имени Нина, жила отшельницей в горах, разбила там небольшой садик, выкопала колодец, исцеляла и молилась.

Местные сторожилы назвали ее именем гору. О ней в справочниках и не упоминалось. Лишь время от времени появляется на горе седой старик, пристраивает к какому-нибудь деревцу на вершине икону, у подножья крестик и исчезает. До сих пор не выявлено, кто это делает.

До 1917 года рассматривался вопрос о передаче земель, где находится эта гора, монахам, которые приезжали сюда молиться. Почему монахи из разных мест просили эти земли? Почему на этой горе по утверждению мидитирующих значительно усиливаются их способности?

Под этой горой полуотшельниками жили известный писатель Короленко; эмигрировавший из России ученый, этнограф, историк Щербина. Сын Щербины считался сумасшедшим. Дважды в советский период его помещали в психлечебницу. Но возникает вопрос, почему именно его и никого другого посылает Щербина из Краснодара в Джанхот за рукописью последнего тома истории России. Сын возвращается и сообщает: "Рукопись я не привез. Спрятал. Где спрятал, не помню". Ни в психбольнице, ни друзья отца, не смогли заставить "вспомнить" его. Тайна осталась в Джанхоте. Но не спас ли сын Щербины рукопись от посягательств "друзей" и тогдашней власти?

Под горой святой Нины растет ливанский кедр, посаженный руками Короленко. Величественное дерево, отличающееся от всех остальных. Его название овеяно духом еще ветхозаветных сказаний, хранит тайны.

В 1898 году Владимир Галактионович Короленко был очарован красотой Джанхотского бора и избрал его местом для постройки дачи своему больному, измученному ссылками брату Иллариону. Дача (ныне дом-музей В. Г. Короленко, экспозиция которого рассказывает о жизни и деятельности писателя, также представлены его книги, изданные на многих языках.) находится на окраине хутора. Здесь писатель с семьей жил неоднократно. Отсюда он 25 июля 1902 года направил в императорскую Академию наук письмо с отказом от звания почетного академика. Отказ явился выражением протеста против произвола царя, который потребовал отменить выборы в почетные академики А. М. Горького.

Чтобы попасть к дому-музею достаточно подняться по дорожке, проходящей в тени деревьев, хранящих прохладу в жаркие дни беспощадного лета Северного Кавказа.

Продолжив свой маршрут и поднявшись по тропе, ведущей от дачи вверх по склону горы Св. Нины вы окажитесь на одной из самых высоких точек эти мест, отмеченной на карте. Отсюда открывается прекрасный вид на небольшую бухту хутора Джанхот и кажется не имеющий пределов морской простор.

Левый и правый склоны разделяет речка, бегущая по дну ущелья. Правый склон менее привлекателен, однако именно по эту сторону от Джанхота находятся памятники природы Северного Кавказа, такие как можно дойти до Голубой Бездны, до Джанхотского бора пицундской сосны.

На месте Джанхота ранее были черкесские поселения, но никаких преданий у местных жителей об этом времени не сохранилось. По местной версии, название Джанхот означает "Корзина или ваза цветов".

Родственница однго из информаторов при постройке дома наткнулась на черкесские захоронения, полностью сохранившиеся черкесские захоронения. По рассказам жителей, долгое время локального поселка на этом месте не было, хотя людей в этом районе было всегда довольно много. Были усадьбы помещиков - "панов", дачи, хутора. Поселок образовался фактичкески из обслуживающего персонала дач и усадеб - людей, которых помещики вывозили с собой из России.

В Джанхоте живут в основном русские, предки которых были привезены из разных мест. Работали они в основном в окрестных усадьбах - Щербины, Короленко, Усовых, Римоло.

В 1956 году, с возникновением пансионатов и домов отдыха жители вернулись к привычному делу - стали работать поварами, официантами, однако там был создан и швейный цех.

В Джанхоте жители охотно рассказывают о себе, и хорошо помнят о дореволюционной истории поселка. Старейшие члены коренных семей: Раиса Ивановна Мартысь, Катерина Ивановна Паранько, Александра Анисимовна Галенко. Сохранилась живая память о помещиках. Многие работали в усадьбе В.Г. Короленко. Сейчас там находится музей. "Усадьба у него была очень красивая, на горе, где дача его, цвели сады" - сообщила Р.И. Мартысь. О самом Короленко сохранилась память как о жестоком помещике. За людьми, работавшими в его поместье, он следил сам и сам наказывал отлынивающих: " Чуть разогнешься, сразу кричал: "Без обеда останешься!" Щербина же, в дальнейшем прославившийся своими зверствами корниловец, сохранился в памяти как наиболее мягкий помещик, много помогавший местным жителям.

После революции в усадьбе Короленко приезжие красноармейцы совместно с местными жителями организовали коммуну, которая просуществовала до 1937 года. Потом ее переделали в колхоз "Красный огородник", по воспоминаниям жителей, очень бедный. Там выращивались пшеница, табак.

Одним из информаторов в Джанхоте была дочь основателя музея Александра Петровна Колесникова. Эта семья родом из Минска, переехала туда только в 60 годах, но отец, Гладкий П.З, глубоко занимался историей Джанхота, записывая имена, биографии и рассказы его старожилов. Материалы эти находятся в музее в Геленджике.


В 1937 году вышел декрет об уничтожении хуторов, переселении их жителей в села с выдачей пособия на строительство, и традиционный хуторской уклад этих мест был разрушен.

Александровна Акимовна Галенко , ныне жительница Джанхота, жила на таком хуторе: "Я из степи, Ростовская область, вышла замуж за прасковеевского на Галенков хутор. Муж был лесником, свекор и свекровь были из России, работали у панов - свекор был садовником, а свекровь горничной в семье Короленко. На хуторе были боровы, быки, свиньи. Все необходимое сажали сами, росли даже арбузы. В 1937 году было постановление, снесли хутора, и семью на подводах привезли в Джанхот. После войны был голод. За работу в колхозе платили жмыхом."

Лучше всего жилось, по ее словам, при Брежневе, все было дешево, "власть была близко", можно было пожаловаться, попросить чего-либо. Из ее троих детей ныне в Джанхоте остался только сын.

Мнения, что при Брежневе было лучше всего, придерживаются многие жители поселка, но это не удивительно, именно при нем в Джанхоте развилась курортная зона.
 

При подготовке материала использованы
Результаты опроса местных жителей.
Особое спасибо: Татьяне Андреевой
Руководитель туристской группы: Трубецкая Н.В.
 

Дополнительные материалы

В ближайшее время станет доступен фотоальбом

Lexus
литература изготовление сайтов

© 2004-2007 ILVER. Весь контент и фотоматериалы принадлежат автору (за исключением указанных особо) и подпадают под действие авторского права.
При использовании информации ссылка на проект обязательна.